O-spide.ru Официальный интернет-портал Минздрава России о профилактике ВИЧ/СПИД
Если о нём не говорят,
СПИД
это не значит, что его нет.
есть
Личная история ВИЧ-позитивной женщины

Мария Годлевская из Санкт-Петербурга живет с ВИЧ более 15 лет. Родила здорового ребенка. Открыто рассказывает о своем опыте с телеэкранов, дает интервью печатным и электронным СМИ, поскольку уверена: только личной историей можно убедить других людей в том, что ВИЧ — не приговор, какими бы избитыми ни казались сегодня эти слова.

Мария Годлевская из Санкт-Петербурга живет с ВИЧ более 15 лет. Родила здорового ребенка. Открыто рассказывает о своем опыте с телеэкранов, дает интервью печатным и электронным СМИ, поскольку уверена: только личной историей можно убедить других людей в том, что ВИЧ — не приговор, какими бы избитыми ни казались сегодня эти слова.
 
«Я узнала о том, что у меня ВИЧ, в 16 лет. Тогда, в подростковом возрасте, принятие диагноза далось легко: наверное, свою роль сыграло «удалое» отношение к жизни, и не было еще такой сильной стигмы в отношении ВИЧ-позитивных людей. Помню, что мне даже пришлось успокаивать маму, которая приняла известие о том, что у меня ВИЧ, гораздо ближе к сердцу, чем я! Хотя некоторые знакомые, узнав о моем диагнозе, перестали со мной общаться. Но оно и к лучшему — зачем мне лишние люди?

Моя мама — педагог, поэтому, естественно, она переживала, разрешат ли ей остаться на работе, если выяснится мой ВИЧ-статус. Но здесь повезло с врачом-эпидемиологом, которая объяснила, как передается и как не передается ВИЧ и что я безопасна для семьи, а рассказывать о моем статусе никому не надо, потому что нет такого закона (только половому партнеру).

Правда, тот самый подростковый максимализм, который позволил мне особо не «париться» по поводу диагноза, впоследствии сыграл со мной злую шутку: я несколько лет не посещала врачей, потому что думала, что меня никто не понимает и не принимает…

Сейчас я, как умудренная опытом женщина (улыбается), могу сказать, что в отношениях между врачом и пациентом, особенно если мы говорим о подростках, очень важны личная ответственность и возможность выбора. Потому что заставить человека пить препараты не может никто, и поэтому есть люди, которые бросают пить таблетки, и ты можешь хоть об стенку расшибиться, пытаясь убедить его принимать лекарства, но если он не захочет этого сам, то ничего не поможет. Я работала в реабилитационном центре для наркозависимых людей и могу сказать, что многие зависимые ведут себя так же…

Если говорить о моей социальной жизни, то я еще с середины 2000-х работала равным консультантом по ВИЧ в различных общественных организациях и благотворительных фондах, то есть оказывала психологическую и эмоциональную помощь людям, только недавно узнавшим о своем диагнозе или, наоборот, знающим о нем давно, но считающим, что их никто не принимает из-за этого статуса. Но это не значит, что я замкнулась только на общественной деятельности: одно время у меня был свой бизнес, которым, правда, сегодня я перестала заниматься, потому что снова решила помогать другим людям и стала координатором проекта по равным консультантам, который поддержало правительство Санкт-Петербурга.

В 2013 году у меня родился сын Ратя. Он здоров, потому что я принимала терапию. Мой партнер также здоров — мы пользовались презервативами, а благодаря АРВ-препаратам вирусная нагрузка снизилась до неопределяемого уровня, и это позволило нам зачать ребенка естественным путем (улыбается).

Мне в социальных сетях часто пишут ВИЧ-позитивные девушки из разных городов России, спрашивают, что им делать, чтобы их дети родились здоровыми, как не передать ВИЧ партнеру и т.д. У меня есть этот опыт, поэтому я охотно рассказываю им о несложных правилах личной безопасности.

Тем людям, которые только недавно узнали о своем диагнозе, я хочу сказать: на сегодня медицина шагнула далеко вперед, есть препараты, которые делают ВИЧ хроническим, контролируемым заболеванием. Качество этих препаратов постоянно улучшается, а значит, становится меньше побочных эффектов. Да, в обществе можно столкнуться со стигмой в отношении ВИЧ-позитивных людей, и такие случаи нередко попадаются даже среди врачей. Но у ВИЧ-положительного человека такие же права, как у отрицательного, и оскорбившего вас врача можно поменять, а отношение общества через какое-то время перестает беспокоить, если ходить на группы взаимопомощи для ВИЧ-позитивных людей и работать над принятием себя. Потому что самостигма — это, на мой взгляд, самая большая проблема для ВИЧ-позитивного человека, особенно если сверху накладываются и опасливые взгляды соседей, и суровый тон некоторых врачей… «Хватит бояться — пора заниматься собой!» — мой девиз». 

Где пройти тест на ВИЧ Центры СПИД
Ваш регион определен автоматически
Московская область
Опрос
Откуда вы узнали о нашем сайте?:
TV
радио
газеты
Internet
Мы в социальных сетях